июня 19

Опыты с резонаторами

Резонаторов, настроенных для низких тонов, готовых у меня под руками не оказалось, приступить же сам к их постройке я пока не имел возможности. Но мне казалось желательным произвести опыты с резонаторами и для тонов более высоких, какие имеются уже готовыми в известной обыкновенной коллекции медных шаров, где самый низкий тон дан в 130 колебаний. Это казалось желательным особенно ввиду вышеприведенного мнения, по которому шум естественного сокращения рассматривается как образующийся уже в нашем ухе из сравнительно неправильных в действительности сотрясений мышцы. Ввиду этого мнения мог быть поставлен вопрос: не откроется ли при помощи резонаторов в естественном мышечном шуме постоянного присутствия или летучего прорывания более высоких тонов, как это удается делать в случаях шума листьев, водопада и пр.?

Чтобы передавать резонатору звуковые колебания, оба телефона, служившие обыкновенно для опытов, снабжались уже описанными выше придатками. Последние своими свободными концами ставились к отверстию шара-резонатора или свешивались внутри полости последнего. Опыты обыкновенно делались ночью при совершенной тишине и были произведены очень внимательно, но никакого, даже летучего, следа тех тонов, для которых могли служить прилагавшиеся к делу резонаторы, в естественном мышечном тоне не обнаружилось. Придавать значение произведенным опытам в том смысле, что они с решительностью говорят против взгляда на мышечный тон, как слагающийся из ряда довольно неправильных колебаний, при данном положении дела, конечно, не представляется возможности. Если бы они дали положительный результат, они внушили бы сразу доверие, но, когда через резонатор выделяется нуль и нуль из мышечного шума, все может оставаться сомнение, что может быть этот шум и представляет в действительности комплекс изменчивых и разнородных колебаний, но этот комплекс и в целом так слаб, что трудно ожидать выделить из него частные, быстро сменяющиеся тоны.

Комментирование закрыто

Комментирование закрыто.