июня 28

Обоняние после операции

Подобные же изменения представляет и слух. — На зов собака реагирует и даже отвечает иногда маханием хвоста; но не обнаруживает страха на угрозы голосом или на злобное ворчание других собак. Умевшая до операции «давать лапу», она теряет способность давать ее после операции на словесное приказание, но дает, если до лапы дотронуться. Очень замечательно следующее наблюдение Гольтца. Одна из его собак умела стоять на согнутых задних ногах и сохранила это искусство после операции; будучи приведена в такое положение, она оставалась теперь в нем чрезвычайно долго, впадая в род гипноза. В этом состоянии звук разбиваемого около ее уха пистона оставлял собаку совершенно неподвижной, тогда как тот же звук при других условиях, когда она свободно бродила по комнате, заставлял ее вздрагивать.

Обоняние после операции притуплено, но, невидимому, не извращено. На близком расстоянии собаки чуют мясо, узнают знакомых людей; на табачный дым и хлороформ реагируют тупее нормальных.

Кожная чувствительность (проба тонкими струями воздуха на кожу) тоже притуплена. Усиления рефлексов и общей возбужденности не замечается.

Всего же замечательнее нередко наступающее изменение характера, прямо противоположное тому, которое замечается по удалении передних долей. Злые раздражительные собаки, не переносящие приближения другой собаки или даже человека, становятся по удалении затылочных долей (но не всегда) смирными, добронравными, доверчивыми и ласковыми животными. «Можно было бы думать, — говорит Гольтц, — что изменение это есть лишь результат безучастного отношения животного к окружающему, вследствие отупения после операции; но дело стоит иначе… животное как будто теряет органы недоверчивости и злобы», приобретая на их место доверчивость и ласковость. Такие животные выносят без злобы не только кусанье других собак, но даже позволяют отнимать у себя л ищу.

Комментирование закрыто

Комментирование закрыто.