июня 30

Сверх оперативное удаление передних долей

В заключение привожу из опытов Гольтца случай, в котором, сверх оперативного удаления передних долей с обеих сторон, кровоизлияние и последующее размягчение разрушили большую часть коркового слоя справа в затылочной и височной области, но не тронули соответственных долей слева. Собака эта представляла, по его словам, наиболее сильные из виденных им расстройств. Оправившись после операции, она не умела до смерти не только есть твердую пищу, но даже пить; из движений при еде у нее остался только акт облизывания морды. Тем не менее она, невидимому, узнавала привычное время кормления, потому что обнаруживала в эти часы признаки нетерпения. Давала она себя кормить охотно, потому что не сопротивлялась открыванию челюстей и вероятно не утратила чувства насыщения, потому что, получив примерно порцию мяса в 500 г, она начинала сопротивляться дальнейшему введению пищи и даже выплевывала куски мяса. Двигательных параличей у нее не было, но она не умела ни бегать, ни прыгать, и походка у нее была крайне неверная, как у очень старой заморенной собаки. Тем не менее, она умела становиться на задние ноги, опираясь на предметы передними. В первые недели после операции, ходя внутри клетки, собака натыкалась головой на прутья железной решетки, но затем выучилась избегать эти препятствия, поворачиваясь в углах, как следует. Помимо этого единственного признака (может быть, неверного), все остальное говорило в пользу того, что зрение совсем потеряно; животное не умело фиксировать глазами предметов, при ходьбе часто натыкалось на них; не обращало внимания ни на плетку, ни на внезапное освещение глаза сильным светом и пр.

А между тем, по словам Гольтца, в левой гемисфере вся затылочная область была цела. Звуки, даже такие сильные, как пистолетный выстрел, на нее не действовали. Мясо она ела без разбора, даже собачье.

Опыт этот приводится Гольтцем главным образом с полемической целью, чтобы показать против Мунка, что при громадном разрушении гемисферных центров целость зрительной области с одной стороны (т. е. затылочной лопасти слева) может сопровождаться признаками полной слепоты. Но мы не последуем в этом направлении за Гольтцем — для нас опыт важен лишь в следующем отношении.

У собаки, представляющей, по его собственным словам, самые сильные из виденных им функциональных расстройств, сложное движение ходьбы все-таки остается.

Если же принять, кроме того, во внимание, что по приведенным выше опытам удаление затылочных долей с одной стороны (как в данном случае?) расстраивает движения вообще очень слабо, то из описанного опыта можно заключить с большою вероятностью, что у собаки, как у кролика, морской свинки, птиц и лягушки, нервный снаряд локомоторных движений заканчивается в средних частях головного мозга. Другими словами, можно думать, что у этого животного из гемисфер идут на локомоцию лишь психомоторные влияния, и что в ходьбе нашей собаки мы имеем дело с изуродованными влияниями этого рода.

Комментирование закрыто

Комментирование закрыто.