июля 30

Факт временной невозбудимости

Но как ни темны относящиеся сюда сведения, теперь можно уже с большою вероятностью сказать, что хотя условия для периодики в мышечной ткани должны быть признаны, но они не могут быть понимаемы в том смысле, что элементы ее, как какого-нибудь звучащего тела, настроены преимущественно на один какой-либо период вибраций; условия для периодики, надо полагать, даны здесь настолько и модифицируются постольку, в какой мере существуют в мышечных элементах условия, определяющие их временную невозбудимость вслед за возбуждением. Эти последние условия и видоизменяются в широких пределах в зависимости от рода животного, состояния мышечной ткани, силы раздражения и пр. Точно констатирован такой факт временной невозбудимости в настоящее время только для максимальных раздражений и на лягушке. Гельмгольц доказал, как известно, что когда за индукционным ударом, дающим максимальное сокращение, следует второй раздражающий удар через промежуток времени менее 1/600 сек., то от второго удара не получается никакого эффекта на мышце.

Когда здесь речь шла о наблюдаемых на мышцах явлениях, то мы относили условия происхождения к ней самой, между тем как во всех этих опытах раздражение производилось с нерва, и, следовательно, условия для комбинации этих явлений могли быть даны уже в нерве. Пока опыты на этом последнем не показали обратного, наше предположение имеет лишь шаткую почву для себя: за него говорит только одно обстоятельство, это то, что мышца сравнительно с нервом представляет аппарат, более утомляющийся и, может быть, менее подвижной, судя по тому, что нам известно по чувствующему нерву. Чтобы это стало не одним предположением, нам необходимо перейти к исследованию нервных явлений отдельно на самом нерве, так как обратное, исследование мышечных явлений при раздражении прямом мышц, затруднено многими обстоятельствами.

Комментирование закрыто

Комментирование закрыто.