Авг 17

Миограммы

Мне предстояла непрерывная, продолжающаяся часами работа при различной нагрузке, а потому я был принужден взять для опытов сравнительно небольшие тяжести; с другой стороны, сила и скорость мышечных сокращений должны были оставаться постоянными как при каждом отдельном опыте, так и при нескольких сравниваемых между собой, а потому я с самого начала при выборе формы движений натолкнулся на следующее затруднение. Введенный способ намеренно максимальной тяги при относительно (в сравнении с примененной мускульной силой) тяжелой нагрузке в нашем случае не годился, так как нам надо было работать с сравнительно малыми тяжестями и так как очень трудно и утомительно удерживать, так сказать, в сознании каждое отдельное движение, когда их надо совершать тысячи.

С другой стороны, нельзя было предсказать, что избранные пилящие движения руки окажутся такими же автоматическими и правильными, как движения при ходьбе. Во всяком случае мне приходилось учиться этим движениям. К счастью, обучение это оказалось не таким трудным, как я сначала думал. Стоит только при попытках этого рода прислушиваться к ударам метронома, считая их и пытаясь приспособить к ним движения руки, так чтобы начало и конец каждого двойного движения (туда и назад) совпадали с этими ударами, — и этот простой акустико-двигательный ряд можно изучить, гораздо быстрее, чем выучить наизусть песню или басню; а раз это достигнуто, то по миограмме видно, что при прочих равных условиях подъемы при одинаковой высоте одинаково круто (т. е. с одной скоростью) идут вверх, и промежутки покоя тоже приблизительно равны между собой. Это легко понять, если подумать о том, с какой быстротой и точностью в оркестре при разыгрывании хорошо изученной пьесы движения рук, например, скрипачей, следуют за движениями руки дирижера. Привожу в пример три прилагаемых миограммы одного опыта, в котором движения моей руки записывались на вертящемся барабане (притом так, что я не мог видеть записи) в три различных периода работы, именно до наступления утомления А, после наступления последнего В и к тому времени, когда автоматические движения были усилены раздражением чувствующих нервов С (об этом см. дальше). Во всех трех случаях (как и во всех описанных дальше опытах) удлинения руки непосредственно следуют за ее укорочением (как вдыхание и выдыхание при дыхательных движениях) и притом так, что начало каждого укорочения и конец каждого удлинения совпадают с двумя следующими друг за другом ударами; поэтому расстояние ab, а также периоды покоя, всюду равны между собой. Далее видно (при В), что утомление связано с значительным понижением движений. Странно, что это изменение ощущается как ускорение темпа ударов.

Комментирование закрыто

Комментирование закрыто.