Сен 1

Патологические наблюдения на человеке

В деле изучения функций полушарий физиологический опыт на животном имеет то важное преимущество над патологическим наблюдением на человеке, что все главные условия, от которых зависит и там и здесь наблюдаемый ряд изменяющихся (во времени) явлений, именно время, место и величина разрушения мозгового вещества, даны в первом случае наперед и всегда настолько определенно, что могут быть воспроизводимы, при повторении опытов, приблизительно в одном и том же виде любое число раз, притом с проверкой прижизненных явлений фактами вскрытия. Другими словами, животное, подвергнутое физиологическому опыту, представляет со стороны условий происхождения функциональных аномалий то, что в медицинской практике называют «чистым патологическим случаем». В мозговой же патологии человека подобные случаи составляют не правило, а скорее исключение. Но, с другой стороны, патологические наблюдения на человеке имеют громадное преимущество над опытами на животных во всем, что касается расстройств в чисто субъективной сфере и в области сенсомоторных актов — во всем, что касается сознательного чувствования вообще и связи его с движениями. Поэтому наблюдения обоего рода в сущности дополняют друг друга.

В отношении тех функциональных расстройств, которые можно считать аналогичными для человека и высших позвоночных, физиологический опыт на животном дает, так сказать, норму явлений, или по крайней мере шаблон для сравнения. Там же, где главным фактором в наблюдаемой функциональной аномалии является изменение сознательного чувствования, наблюдение на человеке дает, наоборот, ключ к явлениям на животном. Но затем мозговая патология человека представляет и такие случаи, которые не встречаются и встречаться не могут на животных; — таковы, например, расстройства в сфере речи. Эти драгоценные наблюдения стоят совсем особняком.

Сначала я приведу факты, считающиеся аналогичными для животных и человека.

Комментирование закрыто

Комментирование закрыто.